Наиболее ранние комплексы парных погребений

Наиболее ранним комплексом из числа парных погребений с расчлененными костяками, видимо, является погребение кургана II Герасимовского могильника. Сосуд из этого погребения декорирован в ямно-репинской манере, что позволяет сопоставить его с керамикой первой хронологической группы ямных памятников Заволжья типа погребения кургана II Быковского могильника.

Металлические предметы и инвентарь погребений Тамар-Уткульских и Пятилетского курганов сопоставимы с пластом сравнительно хорошо изученных позднеямных захоронений степного Приуралья второй половины III — начала II тыс. до н. э. и погребениями второй хронологической группы ямных памятников Куйбышевского Заволжья.

Рассматриваемая группа памятников заключает в себе не только черты древнеямного обрядового стандарта (курганный обряд, индивидуальность насыпей над погребением в подпрямоугольной яме, широкое использование охры в ритуальной практике, скорченность костяков и т. д.), но и экстраординарные признаки: наличие двух костяков в одной яме, трупорасчленение одного либо двух погребенных, престижные металлические орудия и керамика. Впрочем, конкретные формы проявления этих признаков различаются порой существенными деталями убранства могил, окрашенностью костяков, типами мегаллических орудий и украшений, вариантами трупорасчленений. Подобные различия, видимо, объясняются неодинаковыми социальным положением покойных, а также назначением, мотивами трупорасчленений.

Несмотря на вариативность трупорасчленений в погребальных обрядах различных народов на ранних ступенях развития, эта ритуальная практика никогда не применялась по отношению ко всем без исключения членам сообщества, она всегда была экстраординарной. Мифологическое мышление, психология организаторов погребальной церемонии оправдывали практику трупорасчленений лишь в двух конкретных случаях, каким и соответствуют два типа трупорасчленений. Тип I — посмертные увечья, расчленения трупов, а иногда разрушение могил — вызывались некрофобией, какую повсеместно питали к служителям культа, душевнобольным и т. п. Действия эти имели цель обезвредить «могущественного», особо «опасного» покойника, лишив его тем самым сакральной силы.

Тип 2 — расчленению на части подвергались жертвы, призванные искупить грехи устроителей погребального обряда и перенести тем самым на жертву «гнев покойного», либо «подставить «жертву «вместо» основного покойного для посмертных испытаний, какие по мифологическим версиям ожидали людей после смерти, либо обезопасить место погребального сооружения, выказать особое почтение покойному вождю, царьку и т. д.

В погребении кургана II Герасимовского могильника, очевидно, совершены трупорасчленения первого типа, поскольку погребальное сооружение и, отчасти, инвентарь, предназначены обоим покойным, их останки единообразно расчленены и окрашены охрой. Однако если по тому, что рогатые застежки соотносятся лишь с одним из черепов, прижизненное положение покойных в обществе и семье различалось.

В этом случае экстраординарность обряда скорее всего вызвана некрофобией и стремлением сородичей выказать покойным особый пиетет в соответствии с их особым местом в общественной структуре носителей культуры. Подобные проявления некрофобии в сочетании с высоким семиотическим статусом обряда, престижностью инвентаря, объяснимы в том случае, если при жизни, по крайней мере, один из покойных исполнял обязанности служителя культа. Состояние человеческих останков, их расположение в могиле, а также сама парность захоронения позволяет допускать возможность вторичности погребения обоих черепов в кургане II Герасимовского могильника.



Яндекс.Метрика