Толоконные горы

Утром завидели на правом берегу село Ново-Павловское, к которому надеялись попасть как к последней пристани для нас на Волге. Льды образовывались более и более; прогалина, в которой мы находились, делалась менее; нам надобно было из нее выйти и прорезываться сквозь льды, ветерок подавал надежду исполнить это предприятие.

По приближении к селу мы опять подняли парус и, правя в слабые места наискось Волги, пробились сквозь льды и счастливо прорезались к самому берегу у села, но тотчас же были тут замкнуты льдом... Так окончилось наше плавание по Волге, нс доезжая 47 верст до Астрахани.

Находясь вне опасности, после страха, мы наконец могли успокоиться. Лед не увеличивался и шумно плыл во всю ширину Волги. В луговой стороне, почти против самого села, начинается значительный рукав Волги, называемый рекою Бузань; отделясь от главного русла ее, на пути он сливается с Ахтубою и близ Красноярска впадает в Каспийское море.

От самого Рыбинска во все продолжение плавания нашего по Волге мы нисколько не прерывали начатой нами панорамы берегов ее. Это занятие хотя не составляло главной цели нашего путешествия, однако много требовало времени, труда, особенно терпения. При конце плавания, подвергаясь многим и частым опасностям, мы не оставляли панорамы ни во время бурь, ни даже когда находились во льдах, и если делали ее уже не с теми подробностями, какие наблюдали до сего времени, то по крайней мере не опустили ничего замечательного. Все главное перенесено на бумагу. Таким образом она окончилась: по правому берегу — селом Ново-Павловским, у которого мы остановились, а по левому — Бузанью.

Утром мы увидели Волгу, всю перетянутую льдом: она стала. Мороз был в 7 градусов, местами полыньи дышали паром. Нам не оставалось ничего более делать, как только отправиться в Астрахань.

На другой день, пристроя лодку и для воспоминания взяв себе флаг и вымпел се, мы оставили свой плавающий домик и отправились сухопутно оканчивать свое путешествие. К замечательному в этом пути принадлежит прекрасный виноградный сад, принадлежащий князю Тюменю, и Толоконные горы. Это не что иное, как только небольшие песчаные бугры.

Один из них, называемый Толоконною горою, так же как Жареной Бугор и другие подобные ему места, служит совершением тех же обрядов над новичками-бурланами, какие совершаются и там. Места, которыми мы проезжали. очень песчаны и не представляют ничего живописного. Здешние жители для ходьбы по льду привязывают к ногам железные подковки, которые предохраняют их от падения. Доехав до казачьей станицы Дурновской, мы остановились ночевать, не боясь уже тех бурь, которые нас посещали в последнее время так часто на воде.

Рано оставив место ночлега, мы наконец увидели вдали, сквозь туман, цель нашего путешествия. Астраханский собор, возвышаясь на горизонте, видом своим произвел в нас истинную радость; мы с нетерпением стремились скорее достигнуть до города, который постепенно открывался. Не доезжая до него 8 верст, мы остановились у места, называемого Стрельный бугор, чтобы посмотреть тут на следы древней Астрахани, которая первоначально была построена монголами, в XIV столетии, на этом месте, и уже по покорении россиянами Астраханского царства была перенесена туда, где ныне находится. Кроме груд щебня и ям, ничего не осталось от первобытной, иногда здесь находят монеты и другие вещи. Миновав калмыцкий базар, мы приехали к астраханскому перевозу, где Волга еще не была покрыта льдом. Отсюда вид Астрахани не имеет живописности: так как она расположена между рукавами Волги на довольно плоском месте, то линия строений по берегу скрывает за собою город. Переправясь чрез Волгу, мы наконец вступили в Астрахань ровно чрез полгода по отплытии из Рыбинска.

Авторская аранжировка от студии О-Да



Яндекс.Метрика