Сызрань

Сегодня ветер пооблегчился; мы с помощью весел подвигались потихоньку и миновали г. Сызрань. Судя по числу церквей, в нем находящихся, он должен быть многолюден; от Волги отстоит не близко, она к нему приближается только в весеннее время, почему теперь мы плыли от него далеко. Около вечера прошли мимо Кашпура, прежде бывшего пригородом.

Тут замечательна меловая гора, называемая жителями Хомутскою, которая как высотою своею, так и белизною отличительна от всех окрестных гор. Миновав его, остановились у Кашпурских гор, примечательных не по высоте и живописности, а по своему свойству и потому, что заключают в себе множество разных окаменелых черепов морских животных. Мы тут видели целые массы, составленные почти из одних окаменелых раковин, они находятся даже в твердых известковых камнях. Некоторые из них винтообразны, имеют яркий зеленый цвет с перламутровыми отливами, другие сердцевидные, а многие вроде обыкновенных речных, только круглее оных. От одного камня мы отделили часть, имеющую вид червя толщиною и руку; одна сторона его круглая, а другая желобом; первая имеет излучистые струи, покрытые перламутровою скорлупой, а на последней струи без излучин, и сверх их, посредине желоба, продольно возвышается жила, от коей местами проходят отростки. К сожалению, мы не могли отделить оконечных частей в твердом известковом камне, в котором нашли сего навтолита.

В каменных массах как их, так и белемнитов и других окаменелых черепокожных заключается множество, да и по самому берегу тут везде мы видели черепья разных окаменевших морских животных. Нам попадались многие из них, превращенные в колчедан, которого здесь также много. Местами внизу основания гор виден горизонтально какой-то опочный наплав, и как видно, он идет далеко в горы. Здесь мы находили различные цветные камни. Все это делает Кашпурские горы по Волге примечательными и заставляет удивляться предметом, исключительно в этом месте и в таком количестве находящимся!

Любопытно нам было слышать рассказ кашпурского жителя о здешнем хлебопашестве. Он говорил, что луговая сторона Волги хлебороднее, нежели горная, которая, по его словам, теперь истощилась, но в прежние годы имела равное плодородие с луговою. Пшеница белотурка и просо — главный земледельческий продукт здешнего края; рожь сеют, но в малом количестве. Есть богатые крестьяне, которые хранят хлеб, т. е. пшеницу, в скирдах лет по двадцати, продают только часть для своих необходимостей, стараясь ежегодно увеличить его, что составляет их главное богатство.

На другой день, отплывши от Кашпурских гор, мы приведены были в великий страх расшивою, шедшею навстречу нам под парусами. Не имея силы уклониться, мы трепетали, видя ее приближение; одна была надежда на спасение, если успеют опустить паруса. Очевидная опасность наша побудила судорабочих к поспешности, с какою паруса счастливо были опущены. Росшива несколько уклонилась и прошла так близко от нас, что раина коренного ее паруса едва не сломила мачты нашей. Если 6 не были приняты столь проворные меры, то корабль наш непременно получил бы такой толчок, от которого пришлось бы нам чуть ли не совсем уйти на дно. Счастливо освободясь от беды, мы обошли каменные гряды, находящиеся при береге села Паншина, и остановились.

Едва отплыли немного, как сильный противный ветер заставил бросить якорь; увеличиваясь от часу более, превратился в жестокую бурю; от качки все пришло в движение, так что в каюте невозможно было держаться на ногах. Буря с постоянною силою продолжалась весь день и ночь и только к вечеру следующего дня поутихла; несмотря на привычку, мы в течение этого времени, можно сказать, одурели. Во время бури у нас оторвало лодку, за которую спасибо доброму рабочему: несмотря на холод, он бросился в воду и сплавал за нею, хотя она была уже не близко. Вечером подвинулись несколько вперед, остановились у песков.

Ветер опять дул, но мы могли дойти до села Черного затона, которое принадлежит к Саратовской губернии. На пути видели выставившуюся из воды корму судна, погибшего во время бури. От самой Самары борясь с бурями и ветрами, к которым присоединился еще холод, мы утомились и уже теряем надежду доплыть до Астрахани.



Яндекс.Метрика