Село Ахмат

Подувший утром попутный ветерок дал нам возможность идти под парусом; по миновании села Ахмат ветер сделался противным; новый лоцман, сняв парус с мачты и устроя из него так называемый водяной, опустил оный с носу лодки в воду, с помощью его мы могли продолжать путь.

Наступившая темнота заставила нас остановиться у правого берега, каменистого; не видя лучшего места, должны были тут остановиться. Ночью ветер усилился, лодку нашу волнением начало колотить о каменистый берег, и по мере увеличивавшегося ветра удары становились от часу сильнее; оставаться тут в этом положении было опасно, и потому решились переправиться к луговой стороне. Ночь была очень темна; отвалив от берега, действиями весел выбрались на открытое место, где свирепствовала буря со всею силою. Стоя у берега, мы были заслонены горами, но, выйдя из закрытия, подверглись великой опасности. Качка сделалась так велика, что мы боялись быть опрокинутыми; в каюте столы, стулья и все, что не было прикреплено, попадало. Рабочим надобно было действовать и держаться, чтобы не быть сброшенными в воду. Возвратиться было невозможно; ветер дул с горной стороны, и мы ожидали гибели, но лоцман, не теряя духа, управлял рулем и оживлял рабочих.

Темнота, слабая постройка лодки — все угрожало нам бедою. При этой общей опасности, соедини все силы наши, мы выбрались из пространства, где Волга бушевала; качка уменьшилась, по наметке оказалась небольшая глубина. Мы еще подвинулись, находясь уже совершенно вне опасности, бросили якорь, освидетельствовав с огнем подводную часть кузова нашего корабля, успокоились. Крушение наше было бы неизбежно, если б лоцман был менее опытен. Лодка наша легко могла быть свалена ветром на бок и залита водою, но он. видя эту опасность, употреблял все усилия на уклонение боков ее от подветренной стороны и тем удалил несчастные следствия сей переправы.

Буря бушевала весь следующий день. Суда, какие только тут мы видели, все стояли на якорях, но одно было сорвано и с ужасною стремительностью посажено на мель у левого берега, невдалеке от нас.

Ветер был силен, все суда также стояли на якорях, но нам показалось скучно быть на одном месте; мы решились. чтобы не оставаться в бездействии, переправиться к горной стороне и идти под закрытием от ветра, держась ближе к правому берегу, где мы предполагали возможность продолжать путь. Испытав отчаянную переправу ночью, в день нам казалось сделать ее легко, к тому же издали волны представлялись невелики и ветер дул порывами, то. не видя особенной опасности, мы подняли якорь, и рабочие дружно ударили в весла. Мы держались по течению воды и шли сначала хорошо; качка была невелика, но, вступя в пространство, представлявшееся издали черною полосою, на которой видны были бегающие беляки, увидели свою ошибку: качка хотя была менее той, которую испытали, но так как теперь не было темно, то опасность была виднее. От-ложа намерение переправиться, мы употребили только старание возвратиться назад и с великим трудом у левого берега избегли карш, в воде скрытых. Лодка наша, была высоко надстроена и не имея балласта, в подобных случаях легко может быть опрокинотою.

В лесу, находящемся на левом берегу, мы нашли на деревьях несколько висящих гнезд маленькой птички, называемой здесь ремезины. Гнезда довольно велики и несколько похожи на длинный пузырь, они сплетены как будто из хлопчатой бумаги очень плотно и непроницаемы ни дождем, ни ветром. Мы видели их с одним и двумя отверстиями; вися на тонких сучьях деревьев, они при малейшем ветерке качаются. К вечеру ветер не затих, и мы успели еще отойти верст пять.



Яндекс.Метрика