Самара

Самара расположена на довольно возвышенном месте левого берега Волги при впадении в оную реки Самары, местоположение неживописно. Город многолюден, строение большею частью в нем деревянное,но весьма красивое.

Весною сюда стекается много народу, так как здесь бывает закупка и нагрузка хлеба, состоящего больше в пшенице, называемой белотуркою, которая в этой стороне составляет почти главный промысл. Нынешнею весною одних конных машин грузилось более двадцати этою пшеницею. Она отличается от обыкновенной русской пшеницы и имеет крупное зерно и очень умолотна. Семена ее, как нам говорили, вывезены из азиатской Турции. Многие из иногороднего купечества имеют в Самаре свои дома, в которых живут сами или их комиссионеры во время закупки и отправления хлеба.

Теперь здесь Воздвиженская ярмарка, она продолжается около недели; в числе находящегося в ней народа мы видели много калмыков. Летом бывает здесь еще другая ярмарка. Казанская, которая продолжается дня четыре. Весною против города вода разливается на большое пространство и, покрывая все кусты, оставляет только одни большие деревья не совершенно скрытыми; сказывали, что тогда между ними катаются в лодках как бы в саду.

На другой день, не желая терять времени, теперь особенно для нас дорогого, мы оставили Самару и остановились на ночлег верстах в 15 от оной. На пути видели огромные стада лебедей, сидящих по берегам и летающих но воздуху.

Утром, проснувшись, мы увидели, что окна нашего корабля занесены снегом и вся палуба им покрыта, в каюте только один градус тепла; это нас совершенно опечалило, к беде еще сильный боковой ветер долго задержал на одном месте. Едва ветер несколько позатих, мы поспешили, подняв якорь, плыть далее; уже не рано пришли к селу Винновке.

Боковой ветер, усиливаясь более и более, превратился наконец в жестокую бурю; лодка наша подверглась сильной качке, но мы должны были держаться, боясь берега, который был от нас близко. Наконец порывом ветра сорвало нас с якоря и прибило к берегу; к счастью, грунт его в этом месте был не каменист. В таком положении корабль наш с подветренной стороны был беспрерывно окачиваем водою; волны в свирепую бурю, встречая препятствие, обливали окна и переносились через перила верхней палубы.

Мы благодарили себя, что в Самаре вздумали лодку хорошо проконопатить, от чего течь в это время была в ней не так велика, и внутренняя оклейка каюты, которую мы там сделали, оказала сегодня важную пользу. Буря продолжалась во весь день, подобной мы еще не встречали по Волге. Хотя мы были безопасны, однако боялись за лодку от толчков ее о берег: они могли нанести большой вред ее корпусу. Мы видели, как сорванные с якорей суда были несомы со всею силою ветром и весь народ на них в какой находился тревоге; они нашли спасение в том, что посажены были на мель при береге.

В таком обстоятельстве, если попасть на каменную гряду или что-нибудь подобное, то бедствие неизбежно. Как мы еще были счастливы, что вчера остановились у правого берега; если 6 ночлег наш был у противоположного, то едва ли бы мы избегли великой беды. Вечером буря пооблегчилась; с постороннею уже помощью мы несколько удалились от берега, где могла беспокоить одна качка, но отойти было необходимо. Осмотря с огнем подводную часть и не видя повреждений, мы успокоились. Ночью ветер все еще был силен, к утру же переменил несколько направление и подул нам попутно, но как он был слишком велик для нас, то мы не решились им пользоваться. Находящиеся здесь на берегу горы называют Жигулевскими, и говорят, что они суть продолжение тех, которые против Соковских удаляются от Волги вправо; но они не имеют той высоты и менее покрыты лесом.

Здешние крестьяне много занимаются пчеловодством. Рассказывали, что медведи часто посещают пчельники, нередко разламывают ульи и лапами своими вытаскивают из них мед, даже выбирают из оных лучшие для своего лакомства.

К полудню ветер сделался полегче. Отправясь в путь, мы прошли мимо камня, называемого Воробей; он походит на Кирельский видом и свойством своим. Суда, мимо его весною плывущие, принимают те же предосторожности и те же средства, всегда удваивая силу. Мы шли под парусом, по берегу тянулись довольно высокие каменистые горы. Пройдя верст 20, остановились у значительной деревни, называемой Новая Рязань. Сегодня мы плыли Самарскою дугою на запад, и заходящее солнце видели впереди; привыкнув во все путешествие свое Волгою видеть закат его назади, это было для нас ново: казалось, будто мы плывем вверх по Волге.



Яндекс.Метрика