Резиденция князей Городецких

Городец прежде был городом и резиденцией князей Городецких и даже имел своих епископов. Теперь это только значительное село из шести находящихся в нем церквей, одна и до днесь называется у жителей собором.

Ковка якорей и колокольных языков составляет значительный промысл жителей. Якоря делают весом от 30 фунтов до 80 пудов; в Городцс с окрестными деревнями в течение года выковывают одних якорей до 20 тысяч пудов. Прежде здесь производился также значительный промысл пряниками под названием городецких, и было до пятидесяти куреней, где их приготовляли, но теперь из них осталось только девять, из которых в течение года выходит до 10 тысяч пудов пряничного товара. Некоторые из пряников делают весом до пуда, украшения на них издревле беэыэмениы. Зимою на льду, покрывающем Волгу, в Городце бывают два раза в неделю обширные базарь:, на которых производится хлебная торговля.

Феодоровский Городецкий мужской монастырь находится за слободою. Он известен кончиною в нем св. благоверного князя Александра Невского, который, возвращаясь из Орды в Россию, в 1263 году заболел и, приняв монашество, скончался в сей обители. На наружной стене соборной церкви есть описание этого события. В сем монастыре прежде находилась чудотворная икона Феодоровской божией матери, которая обретается ныне в Костроме. Остатков, относящихся к давности существования монастыря, не видно никаких.

Между рассказами словоохотного нашего путеводителя один показался нам любопытным: «В Семеновском уезде (Нижегородской губернии), верстах в ста от Городца, есть в лесу место, называемое Малый Кнтиш, тут находится земляной вал, а подле него озеро Светлоярое, в котором вода чрезвычайно чиста и прозрачна. В средине этого вала видны груды после бывших тут каких-то строений. В этот Малый Китиш от нас, из Городца, многие ходят на богомолье, и полагают, что тут был город, куда во время Батыря (Батыя) из Большого Китиша (так тогда назывался Городец) князь укрылся. Батырь, пришедши со своими полчищами в Городец, разорил его огнем и мечом так, что он долго был запустелым и даже во многих местах порос лесом. По взятии царем Иоанном Васильевичем Новгорода многие беглецы из оного поселились здесь, и Городец наш вновь тогда омноголюдился. После он был Дворцовою слободою; а во время путешествия императрицы Екатерины Алексеевны по Волге пожалован графу Орлову». Этот рассказ между жителями составляет изустную историю Городца.

С восходом солнца отправились в путь, и местами должны были идти бечевою, чтобы дувшим боковым ветром не увлекло к противоположному берегу, но неудобство этого пособия для панорамы, которую мы беспрерывно продолжаем, заставило плыть, хоть с великим трудом, при помощи весел, сколько можно ближе к середине Волги. Обходя мели, находящиеся между Городцом и Балахною, при всей осторожности, мы сели на одну из них и с большими трудами, употребя все усилия, могли с нее сняться.

Увеличивающийся ветер заставил нас остановиться близ левого берега, против Балахны. Ветер, усиливаясь более и более, наконец превратился в жестокую бурю; лодка наша подверглась сильной качке, и на ней оказалась течь; мы боялись быть сорванными с якоря, что в такое время могло бы быть для нас пагубно. Во весь остаток дня Волга бушевала, и наступившая ночь не успокоила ее; луна, изредка показывавшаяся из-за летящих туч, освещала живописное волнение Волги.



Яндекс.Метрика