Прощание с прекрасным городом Казанью

Наконец надобно было проститься с прекрасным городом Казанью, и мы, отвалив от берега Бакалдинской пристани, подняли парус, который здесь купили; ветерок надул его, лодка наша поплыла ровно; занятие панорамою продолжалось без затруднения; увидя очевидную пользу от паруса, сожалели, что так поздно его завели на своем корабле. Отплыв верст семнадцать, Казань при повороте Волги скрылась, и, несмотря на то, что отправились в путь не рано, ночлег наш был в 23 верстах от Казани. Ночь наступила светлая, тихая, безоблачная и была одною из редких и прелестных волжских ночей.

На другой день утренний туман совершенно скрыл берег и заставил нас долго простоять на месте ночлега; лишь только он прошел, мы подняли парус и при легком попутном ветерке отправились в путь. Ветер, однако, скоро переменился, подул с боку и принудил нас остановиться у села Красновидова. На правом берегу в селениях видели много ветряных мельниц; в одном селе, Теньках, насчитали их более пятнадцати, это доказывает плодородие здешней стороны.

Утренний туман и сего дня долго задержал нас; ныне он был так велик, что подобного в пути мы еще не видали. Подувший ветерок погнал его, и он, пробираясь оврагами между гор, исчез. Ветер усилился, увлек нашу лодку к правому берегу, где мы снова должны были остановиться и простоять тут весь день, впрочем с пользою. Высокие горы в этом месте очень живописны; они состоят из известкового камня и заключают в себе много алебастра, белого, как снег, желтоватого и бледно-розового; местами он прозрачен, как хрусталь, и, освещенный лучами солнца, блестел всеми цветами радуги.

Зелень разнообразных кустов, украшая каменные скалы, довершала красоту этого живописного берега. Здесь мы были поражены совершенно новым для нас явлением — это особенное устройство горы, разделенной на две горизонтальные части, совершенно отличные видом и свойством своим. Верхняя часть состоит из известкового камня, а нижняя из алебастра, в котором находятся небольшие пещеры, в два, местами в три яруса расположенные; они разделялись алебастровыми капельниками, которые как бы выделаны из хрусталя и местами имели грань, что, вероятно, произведено водою. Мы с удивлением смотрели на эту игру природы.

Немного отплыв, остановились у высоких каменистых гор правого берега, называемых Богородскими, также изобилующих алебастром. Они замечательны по гротам или пещерам, находящимся при подошве этих исполинских гор, возвышающихся здесь отвесно. Одна из пещер особенно замечательна: она имеет при входе высоту в сажень, ширину в пять аршин; горизонтально идя в гору, суживается воронкою и в повороте исчезает. В этом здании, устроенным самою природой, мы расположились как у себя дома, преврати его в мастерскую. Богородские горы местами представляют из себя как бы здания или замки с алебастровыми полуколоннами и карнизами, отличающимися белизною своею от общей массы. Все это разнообразно разыгранное и украшенное зеленью удивляет оригинальностью своею и заставляет благоговеть пред невидимым соорудителем!

Фото Канады



Яндекс.Метрика