Накопление материала

Одной из причин появления таких схем было такое состояние археологической науки, когда шло накопление материала, существовала необходимость создания стратиграфических колонок и вытекающее отсюда стремление придать им культурно-генетическую связь.

Обращение к материалам сопредельных культур было вызвано преимущественно поисками хронологических параллелей. Нельзя забывать также, что становление археологии проходило на фоне торжества эволюционизма в других науках и в обыденном мышлении. Весь этот комплекс причин и привел к той или иной степени веры в имманентное развитие и созданию линейных схем. Однако некоторые размышления заставляют усомниться в приемлемости подобного подхода. Обратимся к примерам.

Саргаринско-алексеевская культура, по Г. Б. Здановичу, формируется из федоровской благодаря внутреннему развитию последней, а четвертый этап срубной культуры, по Н. К. Качаловой — из срубной третьего этапа. В настоящее время этот этап справедливо выделяется куйбышевскими археологами в ивановскую культуру. Значительное сходство, а по ряду признаков и тождественность саргаринской и ивановской культур не вызывает сомнений.

Для объяснения данного феномена с указанных позиций мы вынуждены допустить наличие в федоровской и срубной культурах своеобразного внутреннего кода, предопределившего их развитие в сходящемся направлении. Это ставит сторонников данной концепции перед необходимостью обоснования природы этого кода и места его в механизме культуры. Однако, как мне кажется, любые попытки хоть сколько-нибудь продвинуться в этом направлении обречены на неудачу, так как культура не способна к саморазвитию по той простой причине, что она — культура. Обоснование этого важного положения будет приведено ниже. Сейчас же коснемся несколько иного аспекта проблемы.

Суть его сводится к тому, что в противовес линейному пониманию, культурная история степной и лесостепной Евразии может быть представлена в виде последовательной смены крупных общностей. Природа их на сегодняшний день неясна, но по сходному набору артефактов мы можем предположить наличие таких общностей, как срубно-алакульская, валиковая и предшествующий им конгломерат культур, оставивший полтавкинские, абашевские, петровские и синташтинские комплексы.

Их формирование носило глобальный характер и протекало, видимо, весьма интенсивно. Проблема-тизация этих культурных трансформаций будет сопровождаться парадоксами, схожими с уже приведенным выше примером. Мне представляется, что выход из этих парадоксов заключается в поисках общих глобальных причин и закономерностей этих трансформаций.



Яндекс.Метрика