Курдюмские горы

Рабочие наши ведут совершенно новую для себя жизнь у нас; они свободны от тяжкой лямки и многих трудных работ, бывающих на больших судах во время путин; там они подчинены разным обычаям, исстари принятым и неизменно соблюдаемым. Так, сегодня они рассказали нам, что водолив, например, сверх обязанности отливать воду должен наряжать на работы. Рано утром он подходит к люку, где спят бурлаки, и, постучась, начинает будить их, произнося:

«Господи Иисусе Христе, сыне божий, помилуй нас!»

Они, услышав это, отвечают:

«Аминь!»

а тот отвечает:

«Спасибо на амине. Вставайте, ребятушки, божья милость к нам пришла».

Под этим разумеют попутный ветер; тотчас вылезают из своей мурьи, спеша увидеть направление флюгарки, не всегда согласующейся с обольстительными для них словами нарядчика, который употребляет их только по обычаю. Мы продолжали путь мимо Змеевых гор, но с утра еще дувший ветерок усиливался и прибивал нас к горному берегу, который очень каменист, что заставило держать ход от него далее; сила ветра увеличилась, мы бросили якорь, который на каменном дне не мог удержаться, лодку сорвало, и мы едва не потеряли якоря, был быстро увлечены к берегу у Хлопкиной горы, где множество камней, скрытых водою, угрожали повреждением нашему кораблю, но, не имея силы и не зная куда удалиться, должны были оставаться в этом невыгодном положении. Волга забушевала, волны окачивали лодку нашу и колотили корпусом о каменный берег. Привыкнув уже к подобным случаям, мы с терпением ожидали уменьшения бури.

Горы в этом месте очень пусты, они состоят из какого-то опочного камня, который, трескаясь, скатывается с них, отчего весь берег покрыт щебнем, и в летнее время затрудняет бурлаков, идущих бечевою. Ночью буря продолжалась в одной силе; толчки лодки о берег, плеск волн и шум бушующей Волги прогоняли сон. С появлением света, соедини все свои усилия, удалились от берега, где оставаться было опасно; выйдя же на глубину, подверглись жестокой качке, которая привела нас в страх. Ветер так же был силен, но направление его несколько изменилось, и это помогло нам, миновав устья рек Большого и Малого Черемшанов, впадающих на луговой стороне в Волгу, попасть за песчаную косу, которая нас укрыла от ветра. Вспомнишь русскую пословицу: люби кататься — люби и саночки возить.

С рассветом следующего дня ветер поутих, и мы, отправясь в путь, прошли мимо сел Усовки, Елшанки и Чердыма; у первого впадает в Волгу довольно изрядная река Терешка, против устья которой мы плыли между островов разными воложками. Пространство от с. Березников до Саратова называют сорок островов, которые все образовываются только во время разлития весенних вод. Вечером восстановилась совершенная тишина, слышны были только крики баб, гусей и других птиц, это напомнило нам время весны. На деревьях еще лист держится, и здесь мы, кроме осокорей, не видим других деревьев .

Тихое, хоть и туманное утро, было прекрасно; солнце образовывалось сквозь мглу, на первом плане видны были струйки воды, все прочее сливалось в тумане. Мы стараемся не терять случаев пользоваться всем, что составляет цель путешествия нашего водою.

Написали по этюду и, когда туман прошел, отправились в путь, дойдя до Курдюмских гор, пристали к берегу. Тут мы видели очень много кусков. как бы огнем стопленных из железа, между каменьями находили некоторые, имеющие сходство с янтарем. По горам много растет волжанок, это небольшой кустарник, которого дерево очень крепко и тяжело, так что свежее на воде тонет. За Курдюмскими горами вдали показалась оконечная гора у Саратова, которая закрывала собою город. Пройдя между островов воложкою, на правом берегу увидели загородные строения, потом и Саратов, у которого скоро остановились.



Яндекс.Метрика