Флорищева пустынь

Говоря о лесах» пробудилось воспоминание о нашем пешеходстве в Флорищеву пустынь, находящуюся во Владимирской губернии, в дремучих лесах Гороховского уезда, отстающую от родины нашей в 80 верстах. Туда к 15 августа, на день праздника Успенья, из довольно отдаленных мест много стекается богомольцев для поклонения честной иконе Успения. Мы, увлекаемые обычаем края, вовремя побывали в этой обители.

Тогда вчетвером мы отправились из Луха и, пройдя с. Мыт, в одной деревне должны были переночевать, и на другой день продолжали свое пешеходство. Пред с. Нижний Ландех видели вправо от дороги довольно большое углубление, вроде безводного пруда, дно которого поросло мелким лесом. Тут сказывали нам, что на этом месте когда-то находилась деревня, но погибла от провала. Быть может, хотя это и предание, но в этом крае есть много подобных предметов.

В селе Нижнем Ландехе, принадлежавшем некогда боярину А. С. Матвееву, примечательна церковь по значительному своему размеру и по внутреннему в ней благолепию: иконостас весь сплошь вызолочен, и все соответствует этой щедрости, доказывающей благочестивое усердие прихожан. На колокольне находятся значительные колокола: большой из них имеет весу 1070 пудов, а другой — в 500 пудов. Так как в этот день был какой-то праздник, то мы и имели случай слышать звон их, который вполне соответствует весу. Оба колокола суть приношение одного богатого прихожанина. Хорошие строения в этом селе служат доказательством благосостояния его жителей, которое поддерживается фабричными промыслами, общими в том крае.

За Ландехом от с. Георгия, места довольно возвышенного, открылись обширные леса, исчезающие в синеве на горизонте; вдали в них виднелись белеющие здания Флорищевой пустыни — цели нашего странствия.

День склонялся к вечеру, когда мы дошли до деревни, находящейся у самого леса, но решились не останавливаться в ней для ночлега, а продолжали идти далее лесом; переход этот предстоял в 20 верстах, но мы, не теряя времени, пустились в путь.

Лес, называемый бором, начинался кустарниками, потом деревьями, которые постепенно становились значительными, и наконец мы вступили в самый бор. В нем уже огромные сосны возвышались, как выражаются, «увидеть верхушек их нельзя, чтобы шапка с головы не свалилась». Чем далее мы шли, лес становился дремучее и гуще: в нем между сосен стройных, снизу почти с гладкими штамбами, редко видны были деревья других родов.

Дорога пролегала по сыпучим пескам, по ней пешеходам идти довольно затруднительно и изнурительно, почему большей частью и проходят боковыми от дороги тропинками, протоптанными излучинами, но тут надобна осторожность, особенно в позднее время дня. потому что можно легко встретиться с бродящим медведем, которых в этом лесу есть довольно. Время было уже позднее, и начинало темнеть, как мы услышали с радостью благовест; звон этот доходил до нас из пустыни.

Звуки его разливались по дремучему лесу. Он был то тих, то усиливался, то терялся в лесной глуши, но в этом звоне было что-то величественное, сделавшее на нас глубокое впечатление, оставшееся надолго! Мы удвоили силы свои, но, изнуренные, добрались до ворот монастыря, которые не были еще заперты, и в обители нашли себе приют и отдохновение.



Яндекс.Метрика