Дубовка, казачья станица

При благоприятном ветре мы скоро дошли до Дубовки, бывшей прежде казачьей станицей. Она название свое получила от протекающей тут речки Дубовки, в которую из Волги входят суда, небольшие из них со всем вооружением и грузом вытаскиваются здесь на берег, где ставят их на особо устроенные для сего колеса, вроде покатней, и силою запряженных в сей экипаж быков ввозят в гору по устроенному взъезду, причем употребляют до 20 и более пар быков, но, выбравшись на ровное место, число их уменьшают и продолжают путь степями на расстояние 60 верст до Качалинской пристани, находящейся на Дону.

Большие суда разбирают для сей переправы. Во время навигации этою перевалкою, как ее называют, переправляют из Волги в Дон разных товаров на сумму от пяти до шести и более миллионов рублей. Для сей работы употребляют более семи тысяч быков. Это любопытное сообщение Волги с Доном замечательно, но но позднему времени года нам не случилось видеть сухопутного хода судов степями. Дон, Кавказская область, Грузия и другие части того края снабжаются разными товарами из внутренней России посредством сей переволоки, которая, как говорят, представляет тогда из себя удивительное зрелище. В то время в Дубовке много бывает народу и производится в ней большое движение, что, без сомнения, доставляет жителям важные выгоды.

В двух верстах от посада на высоте волжского берега к северу, находятся следы какого-то значительного татарского города. Тут мы видели невысокий земляной вал и множество щебня, в некоторых местах есть основания каменных строений, из коих жители дубовские достают материал для своих построек. Место, занимаемое сими остатками, называют Водяная Балка; мы приобрели четыре медные и одну серебряную монету, найденные в этом остове исчезнувшего города, поросшего теперь полынью и изглаживающегося с липа земли.

Октябрь здесь теперь не похож на тот, в котором мы привыкли жить; на многих деревьях еще листы целы. В Дубовке находятся два виноградные сада, и, кажется, это первые; следовательно, мы вступили в ту часть Волги, в которой произрастают плоды, принадлежащие теплым странам.

На другой день, оставя Дубовку. встретились с несколькими осламками. Боковой ветер не позволял нам уйти далеко. В следующий день он был верховый; уплыв под парусом верст десять, остановились у правого берега, где находятся огромные каменные массы, отделившиеся от гор. Они, как грозные колоссальные стражи, стоят на берегу и представляют из себя для художника прекрасные картины.

При помощи попутного ветерка мы миновали деревню Мечетную, у которой в первый раз видели юрты кочующих калмыков. Жалеем, что мы прошли мимо остатков татарского города, находящихся близ деревни Мечетной, о существовании которых мы узнали после. Не доезжая до Царицына верст десять, Волга очень широка, тут у левого берега ее имеет начало Ахтуба, этот отделившийся проток сей реки идет отсюда подле степей луговой стороны до самого Каспийского моря, в которое вливается близ Красноярска. Она на пути сообщается с Волгою разными протоками, перерезывающими в великом множестве все пространство острова, образованного ею. Во время весны Ахтуба бывает судоходна, но по спадении вод оно прекращается, и тогда местами переходят ее вброд. Миновав начало Ахтубы в виду Царицына, мы опять попали на каменную гряду, но, счастливо снявшись, скоро достигли Царицына.

Мы предположили сделать отсюда путешествие в недавно учрежденный город Царев, находящийся на луговой стороне Волги, в 75 верстах от Царицына. Там видны большие остатки татарского города, обширность которых заставляет думать самовидцев, не есть ли это остаток Сарая, столицы Золотой Орды, основанной Батыем. Не желая потерять случай их видеть, мы поспешили сегодня по приезде в Царицын достать себе подорожную и решились завтра туда отправиться.



Яндекс.Метрика